«Когда Уроборос подавился своим хвостом»
круги на воде #21 | настя гузенко
Достанет ли тебе терпения дождаться,

пока муть уляжется и воды станут прозрачны?

Способен ли ты в неподвижности

ждать рождения верного жеста?
— Лао Цзы
Психотерапия научила меня не доверять собственным мыслям и чувствам, считая их реактивными паттернами. Медитация подкрепила это навыком разотождествления. Я уверовала в то, что мои мысли и чувства – просто самовозникающие конструкции, которые во всей своей совокупности составляют то, что я зову своей личностью, собой.
Первая стадия пробуждения сознания о том, что я могу быть не только внутри своих мыслей, но и снаружи – могу наблюдать, не вовлекаясь. Это прекрасный поворот событий, он приносит колоссальное облегчение. Оказывается, я могу просто наблюдать и всё. Оказывается, я могу быть свободна от необходимости действовать в соответствии с этими бесконечными схемами моего разума.
Всё, что происходит вовне меня –
по сути своей нейтрально
Способность к рефлексии, безусловно, провоцирует процесс взросления личности, взятия на себя ответственности за свои действия и прочие бонусы к карме. Теперь удается в моменте «поймать самого себя за хвост» и оттормозить какие-то внешние проявления, оберегая тем самым и самого себя и других. Но на этом процесс не заканчивается, более того, всё самое интересное – впереди.


Анализ своих паттернов поведения в какой-то момент приводит к действительному осознанию, что всё, что происходит вовне меня – по сути своей нейтрально. Но раз оно нейтрально, то почему я испытываю дискомфорт от каких-то событий больше, а от каких-то совсем нет? Подобный вопрос в разных его вариациях провоцирует на дальнейшее самопознание. И вот я уже знаю про себя столько всего, что могу предугадывать не только свои действия, но и свои мысли, и свои чувства. У меня становится гораздо больше свободы – могу не вписываться туда, где мне будет плохо и делать то, от чего мне хорошо.
По мере практики наблюдатель взрослеет, набирает силу, становится всё более и более внимательным, объективным, даже сострадательным, возможно. Появляется умение и желание беречь других людей от проявления своих деструктивных схем – теперь я могу взять паузу, вместо вступления в контакт, когда не готова к этому. Рефлексия становится автоматизированной. Рефлексия становится фоном – всё, что я чувствую, думаю и делаю, все мои желания и реакции теперь изучены и постоянно находятся под наблюдением.
И вот тут-то велика вероятность угодить в хитрую ловушку ума, когда субъективность наблюдателя выносится «за скобки». Рефлектор, постоянно анализирующий всё пространство ума, по сути своей, оказывается не более чем такой же схемой, как и все остальные. Постоянная рефлексия настолько глубоко прошивается в структуру личности, что отказаться от нее, когда это оказывается полезным, уже не получается. А ведь приходит момент, когда действительно становится полезным от нее отказаться. Но получается с трудом. Или и вовсе не получается – страшно ведь, что без постоянной рефлексии все эти схемы вылезут наружу и обнажат всё несовершенство моей личности.
Я и не заметила момент, когда рефлектор из наблюдателя превратился в контролера. Или даже не превратился, а всегда таким и был, не знаю. Причем такого хитрого контролера – не деспотично жесткого (тут уж хвала всем терапиям и практикам метты), а искусно рационализирующего.
В программе «12 шагов» есть такой вопрос для самоисследования: «Давал(а) ли я правдоподобные, но не честные объяснения своим поступкам?». Хороший вопрос. Правдоподобные, но не честные – т.е. похожие на правду, но не являющиеся таковой при ближайшем рассмотрении.


Применительно к этой теме его можно сформулировать примерно таким образом: «Я нахожусь в процессе постоянной рефлексии для того, чтобы сохранять ясность, осознанность и уравновешенность или потому, что мне просто страшно, что если я не буду этого делать, то всё выйдет из под контроля?»


Я честно отвечу на него. Мне страшно, что если я не буду постоянно отслеживать, называть, анализировать всё то, что замечаю внутри себя, то буду проявлять себя ужасным образом, буду чинить беспредел и хаос. Я обратилась к учителю за помощью, а он мне вот что сказал: «Да, ты и есть все эти паттерны и больше ничего». Как это «больше ничего»?! Испугалась до жути, а потом отпустило, выдохнула и расслабилась где-то очень глубоко внутри себя.
Вот уже несколько дней практикую прекращение рефлексии. Это не говорит о том, что ее совсем не стало, нет. Но что-то произошло. Оказывается, всё то, что я зову «собой» и контролирую постоянной рефлексией, совершенно спокойно управляется и без нее. Все результаты терапии и практики гармонично работают без вмешательства того самого рефлектора-наблюдателя-контролера.


Кажется, наверное, что это и так очевидно и просто, но на деле действительно сложно отпустить контроль до такой степени, чтобы просто позволить проявляться всему таким, какое оно есть. Да, наружу действительно начали проявляться ранее сдерживаемые паттерны, это неприятно. Иногда это очень неприятно. Но после всей проделанной работы по пробуждению и взрослению (горизонталь-ному и вертикальному развитию), этих паттернов уже не так и много. Оказалось, что ничего критично страшного не происходит – всё, что проявляется, прекращается также быстро, как и возникает. Замечательная практика принятия и уравновешенности.
Настя Гузенко
Автор рубрики «Круги на воде»
Преподаватель практик осознанности, консультант по работе с химической зависимостью и созависимостью, автор текстов о психотерапии, медитации и их взаимовлиянии, автор личного блога в ВКонтакте «Заметки исследователя пустоты сквозь формы».
Р.S. Если у вас есть какие-то вопросы или размышления по поводу того, что я пишу, — приглашаю к диалогу.
О том, кто я, о чем и зачем всё это пишу, вы можете ознакомиться в самой первой заметке.

Фото Глеб Калинин
Made on
Tilda